Если ты сильнее наркотика - Официальный сайт газеты "Столица ПЛЮС" - Чеченская Республика, город Грозный
Курсы валют USD/RUB EURO/RUB

Если ты сильнее наркотика

Когда ты становишься сильнее наркомании, то начинаешь видеть ее причины. Думаю, я начал принимать наркотики, потому что считал, что они поддерживали мой статус в компании и создавали ощущение свободы от родительского контроля. На самом деле, я ничего особенного собой не представлял: шестнадцатилетний мальчик, который строит из себя нечто, не имея за душой ничего, кроме родительского авторитета и денег. Наверное, поэтому и начал расслабляться. В десятом классе я уже регулярно прогуливал занятия, пиво и сигареты были в порядке вещей. Я знал ребят, которые курили «травку», старался втереться в их компанию, мне казалось это круто.
Впервые я попробовал наркотик на втором курсе университета. Втянулся сразу, хотя думал, что справлюсь. Родителей я тогда воспринимал как сожителей и финансистов. То, что они давали, я принимал как должное, если они ополчались против меня вдвоем, я обвинял их в том, что они мало для меня делают, указывал на детей, у которых было больше, чем у меня, внушая мысль, что они меня обидели и чего-то недодали. Я шантажировал их тем, что уйду или выброшусь в окно, потому что они мне надоели. Сейчас я вспоминаю это со стыдом.
Я не задумывался тогда над тем, одинок ли я. Я не понимал, что никому не нужен. Даже «друзья» постоянно обманывали меня, «разводили» на деньги.
Моя доза росла. В последнее время, бывало, выносил из дому вещи, ездил к «барыгам» по несколько раз в день. Моментами я понимал, что мне совсем плохо и что все это скоро должно закончиться, чувствовал, что это начало конца. Хотелось попросить помощи у родителей, но не хватало смелости. Помогло то, что один их знакомый увидел меня в наркотическом опьянении. Он позвонил родителям.
После длительного лечения в больнице я перестал парить в облаках и увидел жизнь в реальном свете. Я понял, что нельзя ничего просить, потому что никто не должен мне ничего давать, и надо самому всего добиваться. Понял, что «не могу» не существует, есть только «не хочу», и его надо преодолеть.
Родителям я очень благодарен: они мне очень помогли, очень многое дали мне в жизни. И даже когда они поступали со мной жестко— они меня спасали. Если бы не они, я бы уже умер, как умерли те трое ребят, с которыми я начинал курить, потом колоться: один — в двадцать один год, другой — в восемнадцать с половиной, третий — в день своего восемнадцатилетия, отпраздновав знаменательную дату большой дозой и оставив беременную жену, чей сын родился уже после его смерти.
Мне стыдно вспоминать, как я ссорил отца с матерью, как я их «подставлял», оскорблял, как я им врал. Я должен был научиться жить совсем иначе.
Вернувшись домой, я впервые в жизни пошел работать. Сначала — с маминой помощью. Но это был неудачный опыт: меня взяли по протекции, относились, как к «маменькиному сынку», не было перспектив роста. Вторую работу я нашел сам — прошел собеседование, потом устроился на стажировку. Через две недели мне дали первое задание. А потом поручили серьезный участок работы. И еще, я восстановился в университете, но решил, что буду учиться на заочном, чтобы не оставлять работу.
Сейчас я считаю своей главной целью учиться и укреплять отношения с людьми. Ни дня не проходит, чтоб я не хотел уколоться. Но я стараюсь. Я очень стараюсь.
У человека должна быть семья, дети и работа. Нужно чем-то постоянно заниматься, обновляться, развиваться, заботиться о своей семье, чтобы близкие гордились твоими результатами. Работа дает уверенность, человек осознает, на что он способен. Любого человека должны уважать за то, что он делает сам, а не за то, что он чей-то сын. Очень надеюсь, что и у меня все будет хорошо.
Записала
Альбина Айтуганова, врач психиатр-нарколог Республиканского наркологического диспансера

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

 

 

 

 

 

 

<< < Октябрь 2012 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31