Почему сегодня в Чечне не похищают невест - Официальный сайт газеты "Столица ПЛЮС" - Чеченская Республика, город Грозный
Курсы валют USD/RUB 66.8932 EURO/RUB 76.0576

Почему сегодня в Чечне не похищают невест

 Традиция умыкания невесты, или, вернее, псевдотрадиция появилась в чеченском обществе сравнительно недавно, и связана она была, по мнению некоторых этнографов (и я согласен с этим мнением), с увеличением вкраплений в него чуждых элементов.

 Так уж сложилось, что вайнахи (чеченцы и ингуши) отличались гостеприимством, и гость, возведенный в ранг чуть ли не святого человека, чувствовал себя здесь весьма комфортно. Он мог бы беглым каторжником, вором или убийцей – его не спрашивали ни о чем, но три дня поили, кормили и согревали, окружая вниманием. А гость рассказывал о своих путешествиях, о людях, с которыми встречался, передавал им сведения о том, как в других краях сеют, жнут, лечат скотину, мастерят орудия труда или боевое оружие. Словом, говоря современным языком, он приносил информацию о новых технологиях и достижениях человечества или, по крайней мере, его определенной части. Все зависело от географии путешествия гостя и его прежнего места обитания. Этим и был ценен гость, возможно, поэтому гостя ждали, порой мальчишки часами сидели на окраине села, чтобы первыми заметить гостя и привести его к себе домой. 

Некоторые гости изъявляли желание остаться. Его могли приютить, но на хлеб себе зарабатывать он уже должен был сам – вечно его содержать никто и не собирался. Всему есть мера. По решению старейшин села, гость переходил в статус т1евеънарг (пришлый), на окраине села строил временное жилье – чаще землянку, и начинал жить. Он не имел права голоса в решении дел села, не имел права на собственную землю, так как каждый клочок земли кому-то принадлежал, а пастбища, сенокосные угодья были общественными. Это не была легкая жизнь, пришлого испытывали по всем направлениям: давали понять, что он не местный, хотя все были с ним учтивы и вежливы, не позволяли себе быть высокомерными, но в воздухе витала атмосфера, говорящая, что ему стоит знать свое место. При этом он мог помогать жителям села, подряжаться к ним на хозяйственные работы, пасти скот, проявить себя при несчастных случаях или природных катаклизмах.  Срок испытания, по утверждению этнографа С.-М. Х. Хасиева, мог составлять до 12 лет.  По прошествии данного срока человек с «видом на жительство», как сейчас говорят, приходил к старейшинам села и просил решить вопрос с его статусом. Тут было три варианта: полноправное членство (гражданство), продление испытательного срока (что случалось крайне редко) и предложение искать себе место под солнцем в другом месте. Все зависело от того, каким человеком себя показал пришлый, какой вред или польза для села от него была за 12 лет проживания с ними. Как мы понимаем, если человек все-таки дюжину лет прожил в данном месте, и за это время его не согнали, то, скорее всего он получал то самое заветное гражданство. А вместе с ним и надел земли в собственность, право голоса (право высказывать свое мнение на пхьоьг1а. Пхьоьг1а – место, где обычно мужчины вечером собирались для повседневного общения).  Конечно, испытания довольно суровые, но и сама жизнь в чеченском обществе была сурова и полна ограничений, что и дисциплинировало ее членов. 

После получения гражданства, человек имел право войти в один из тайпов (родов), проживающих в селе, если те согласятся его принять. Здесь тоже практически все зависело от личностных качеств претендента. Если он проявил себя как бесстрашный, благородный человек или мастер какого-либо дела, или ученый-алим, он имел больше шансов получить приглашение войти в тайп. После получения покровительства клана (тайпа), статуса принадлежности к нему, он мог чувствовать себя более уверенно.

Следующий этап для новоиспеченного гражданина – это попытка найти себе спутницу жизни. Это сложная и зачастую нерешаемая проблема, потому как мало кто согласится породниться с одиноким человеком без родни, с туманным прошлым, хотя открыто об этом заявлять не будут, дабы не оскорбить и самого новоиспеченного жениха и клан, принявший его под свой протекторат. Но люди остаются людьми, им свойственно стремление к созданию собственного очага, продолжению рода, и именно на это мог рассчитывать новый гражданин в поисках невесты. Я имею в виду девушек, обделенных природой красотой или умом, страдающих хромотой или иными изъянами. Каждый выбирает то, на что может претендовать  с учетом сложившихся на людской молве обстоятельств.

И вот ситуация. Немолодая девушка в силу разных причин засиделась в девках, надежды выйти замуж практически нет, а испытать чувство материнской любви с возрастом только усиливается. Тут настает тот самый момент, когда ее жизнь может сложиться, войти в хоть какое-то семейное русло. Ее выдают замуж за «огражданившегося» чужака, играют вполне сносную свадьбу и они начинают жить: строить семейный очаг, растить детей, которых с каждым годом становится все больше. Жажда иметь своих близких, большую семью, которой так не хватало на протяжении тех самых 12 лет, заставляет отца семейства работать от зари до темна, чтобы прокормить и поставить на ноги свое потомство. 

Время идет, как всегда, своим чередом. Дети растут, они на редкость здоровы и даже красивы. Правда, им тоже нелегко, ярлык из прошлого отца тяжелым грузом тянет их на дно жизни, им часто приходится слышать в свой адрес упреки, обидные слова о полукровности и темном прошлом, что откладывает свой негативный отпечаток на их крепнущую психику. Дети есть дети, хотя говорят они то, что слышат внутри дома и то, что официально говорить нельзя. Но эти дети, хотя и являются детьми пришлого человека, все же племянники братьев матери, в какой-то мере родня, хотя и не кровная, и дяди вынуждены заступаться за детей своей сестры, иначе и их посчитают трусами. Наступает тяжелый момент притирки, для которого нужно время и нужно оно для памяти, которая забудет о статусе отца этих детей. 

Когда наступает период взросления и подходит время жениться, дети принятого гражданина начинают, как и полагается молодому человеку, заглядываться на красивых девушек своего села или соседних селений. Они участвуют во всех вечеринках, остры на слово, отлично танцуют лезгинку, потому что с детства росли в жесткой конкурентной среде и  привыкли к тому, что все дается с трудом, тем более место в тесном обществе. Но девушки отвергают их все по той же причине – темное прошлое их отца, хотя на словах или жестом никогда не покажут своего пренебрежительного отношения. Это обстоятельство приводит юношей в негодование, тяжелая хроническая обида откладывается на генном уровне, но выхода у них нет, кроме как бессильно терпеть это чувство унижения.

В какой-то момент парень из такой семьи умыкнул любимую девушку без ее согласия. В каком это было веке, сказать сложно, но похищение невесты никогда не было обычаем чеченцев, и такой поворот наверняка привел в смятение старейшин села и родственников девушки. Во-первых, это преступление, достойное смерти, потому что честь девушки запятнана (всем понятно, что во время похищения к ней прикасались мужские руки). Во-вторых, деяние совершено членом семьи пришлого человека, у которого практически нет родни, и именно поэтому это грозит ему самосудом и большой кровью. В третьих, парень, совершивший похищение невесты – племянник коренных чеченцев и волей-неволей они вынуждены вступиться за сестру и ее детей, вовлекая в конфликт всю свою родню. Цепная реакция грозит нарушить размеренный ход жизни всех жителей села. И тут молодая, при этом не по годам мудрая девушка, жертвует собой. Она соглашается стать женой своего похитителя, чтобы не подвергать риску своих братьев и других родственников, чтобы не стать причиной конфликта, последствия которого, зная крутой нрав чеченцев, не может предсказать никто, он может продлиться десятилетия, вовлекая в себя даже еще не родившихся мужчин. 

Конечно, не все дети пришлых людей занимались похищением невест, были среди них и те, кто сразу входил в общество и становился его полноправным членом. Мы говорим об истоках традиции похищения невесты.

После прецедента умыкание невест стало частым явлением в чеченском обществе. Вскоре все забыли об истоках возникновения данной традиции и умыкание девушек стало псевдотрадицией, с которой смирились, поговаривая, «так было всегда». К счастью, последние 10 лет традиция похищения невесты у чеченцев «приказала долго жить» и ушла из нашей жизни благодаря Главе республики Рамзану Кадырову, который пресек это явление волевым решением. 

Теперь в Чечне девушек не воруют! 

Иса Закриев

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

 

 

 

 

 

 

<< < Июль 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31