Курсы валют USD/RUB 62.6851 EURO/RUB 72.5329

Лента времени. 12 января. Висло-Одерская операция

12 января 1945 года советские войска начали Висло-Одерскую операцию.  После тщательной подготовки, используя подавляющее преимущество над врагом, войска Жукова и Конева нанесли удар невиданной силы. Эффект превзошел ожидания. Сильная немецкая группировка в Польше была разгромлена в первые дни, а в начале февраля советская армия оказалась в 60-70 километрах от Берлина.

 

ВЫРУЧАЯ СОЮЗНИКОВ. Начало наступления советских войск в Польше намечалось на 20 января. Но 6 января в связи с крупной неудачей англо-американских сил в Арденнах премьер-министр Великобритании У. Черчилль обратился к И. В. Сталину с просьбой оказать помощь и срочно провести наступление «на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте». Для поддержки союзников Ставке Верховного Главнокомандования пришлось ограничить время подготовки к Висло-Одерской операции, начало которой было перенесено на 12 января.

Президентская библиотека 

 

ЭФФЕКТ ПРЕВЗОШЕЛ ОЖИДАНИЯ

12 января 1945 г. Красная Армия перешла в наступление, которому предшествовала мощная артподготовка. На участках прорыва огонь вели по 250—300 орудийных стволов на 1 км. Получая достаточное количество боезапасов, советские орудия могли вести ураганный обстрел по типу огненного вала, который, чередуясь, переносился от переднего края немецкой обороны в ее глубину.

Эффект от удара превзошел все ожидания. Отчасти это произошло потому, что немцы подтянули свои резервы поближе к передовой, и они оказались в зоне губительного огня артиллерии. Поэтому уже при первом мощном ударе наступавших оказались разгромленными не только дивизии первого эшелона, но и достаточно сильные резервы. Это привело к быстрому крушению всей системы немецкой обороны. Наличие крупных подвижных резервов обеспечило Красной Армии стремительное продвижение вперед. «Русское наступление за Вислой развивалось с невиданной силой и стремительностью, - писал немецкий генерал Меллентин, - невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи».

На пятый день наступления Красная Армия овладела Варшавой, а всего за 23 дня этой проведенной в тяжелых зимних условиях операции армии Г.К. Жукова и И.С. Конева продвинулись вперед на 500 км, заняли Краков, окружили крупную немецкую группировку в Познани. К концу января — началу февраля советские войска вышли к Одеру и захватили на его левом берегу ряд плацдармов, оказавшись в 60-70 км от Берлина. Здесь наступление Красной Армии завершилось.

Шефов Н. Битвы России. М., 2002

 

Висло-Одерская операция освобождение Польши

 

ВОРОТА ДЛЯ ТАНКОВЫХ АРМИЙ

К тому времени сандомирский плацдарм был самым мощным из всех наших плацдармов на Висле; он имел по фронту около семидесяти пяти километров и до шести десяти километров в глубину… Поскольку главный удар наносился с сандомирского плацдарма, основные подготовительные меры, предпринимавшиеся нами, прежде всего связывались с ним. Плацдарм заранее был заполнен, можно сказать, забит войсками.

Это, конечно, не было и не могло быть тайной для противника. Кому не ясно, что если одна сторона захватила такой большой плацдарм, да ещё на такой крупной реке, как Висла, то отсюда следует ждать нового мощного удара. Уж если захвачен плацдарм, то для того и захвачен, чтобы с него предпринимать дальнейшие наступательные действия. Так что место нашего будущего прорыва для противника не было секретом. И это следовало учитывать.

Мы предвидели жесточайшее сопротивление неприятеля и, чтобы сразу избежать возможности двустороннего фланкирования огнём и нашей ударной группировки, и тех соединений, которые потом будут вводиться для   развития успеха, решили прорывать оборону врага на широком фронте.

Дальше предусмотрели такое построение ударной группировки, чтобы сила нашего первоначального удара была максимальной и обеспечила стремительный прорыв обороны уже в первый день. Иначе говоря, мы хотели распахнуть ворота, через которые сразу можно будет ввести танковые армии.

С их помощью тактический успех перерастет в оперативный, который мы будем все больше и больше развивать, выводя танковые армии на оперативный простор и развертывая прорыв как в глубину, так и в стороны флангов.

Конев И. С. Сорок пятый. М., 1970 

 

ТЕМП

Начав прорыв на нескольких значительно удаленных друг от друга участках, составляющих в общей сложности 73 км, войска 1-го Белорусского, и 1-го Украинского фронтов на 3-4-й день операции расширили фронт наступления до 500 км, а к концу операции до 1000 км. Глубина операции достигла 500 км. Среднесуточный темп наступления составил 25 км; в отдельные дни темп достигал для стрелковых соединений 45 км, а для танковых и механизированных 70 км. Такие темпы наступления в Великой Отечественной войне были достигнуты впервые.

Советская военная энциклопедия в 8 томах, том 2.

 ЖУКОВ: НАСТУПАТЬ НА БЕРЛИН БЫЛО БЫ АВАНТЮРОЙ

В.И. Чуйков, не проанализировав всей сложности тыловой обстановки в тех условиях, пишет:

«...если бы Ставка и штабы фронтов как следует организовали снабжение и сумели вовремя доставить к Одеру нужное количество боеприпасов, горючего и продовольствия, если бы авиация успела перебазироваться на приодерские аэродромы, а понтонно-мостостроительные части обеспечили переправу войск через Одер, то наши четыре армии— 5-я ударная, 8-я гвардейская, 1-я и 2-я танковые — могли бы в начале февраля развить дальнейшее наступление на Берлин, пройти еще восемьдесят—сто километров и закончить эту гигантскую операцию взятием германской столицы с ходу».

Рассуждения о таком важном предмете со столь многими ссылками на «если бы» нельзя считать серьезными даже для мемуариста. Но уже само признание В.И.Чуйковым, что снабжение разладилось, авиация и понтонно-мостостроительные части отстали, говорит о том, что в подобных условиях предпринимать решительное наступление на Берлин было бы чистейшей авантюрой.

Таким образом, в феврале 1945 года ни 1-й Украинский, ни 1-й Белорусский фронты проводить Берлинскую операцию не могли.

В.И. Чуйков пишет:

«4 февраля командующий 1-м Белорусским фронтом собрал на совещание в штаб 69-й армии, куда он прибыл сам, командармов Берзарина, Колпакчи, Катукова, Богданова и меня. Мы, уже сидя за столами, обсуждали план наступления на Берлин, когда раздался телефонный звонок по аппарату ВЧ. Я сидел почти рядом и хорошо слышал разговор по телефону. Звонил Сталин. Он спросил Жукова, где тот находится и что делает. Маршал ответил, что собрал командармов в штабе армии Колпакчи и занимается вместе с ними планированием наступления на Берлин.

Выслушав доклад, Сталин вдруг совершенно неожиданно, как я понял, для командующего фронтом потребовал прекратить это планирование и заняться разработкой операции по разгрому гитлеровских войск группы армий «Висла», находившихся в Померании».

Но такого совещания 4 февраля в штабе 69-й армии не было. Поэтому и разговора по ВЧ с И. В. Сталиным, о котором пишет В. И. Чуйков, также не было.

Жуков Г К. Воспоминания и размышления. В 2 т. М., 2002  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

 

 

 

 

<< < Январь 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31