Курсы валют USD/RUB 66.2497 EURO/RUB 78.0753

Человек, который спас детство

Конец 90-х и начало 2000-х годов – очень тяжелое для Чечни и нашего народа время. В Чеченской Республике шла продолжительная кровопролитная война с бомбардировками, обстрелами, зачистками. Кровь, боль, разочарование. Многочисленные блокпосты с изнуряющими проверками, разрушенные дороги, жилые дома, школы и больницы.

Сотни тысяч чеченцев были вынуждены уехать из республики в другие регионы России. Но и там их не ждала легкая жизнь – по всей стране развернулась настоящая эпидемия чеченофобии. «Чеченский след» стали видеть буквально во всем. «Благодаря» многочисленным СМИ и политикам, которые нещадно эксплуатировали эту «горячую» тему и обвиняли чеченцев во всех смертных грехах, быть чеченцем в Москве, Ростове или Самаре становилось с каждым годом все тяжелее и тяжелее. А после «Норд-Оста» и Беслана наши земляки почувствовали на себе такую же волну неприязни, граничащую порой с ненавистью, как и мусульмане в США после 11 сентября 2001 года. Особенно трудно приходилось детям, которые постоянно сталкивались с несправедливостью, травлей, оскорблениями. Причем нередко все это исходило не только от других учеников (что еще можно понять и простить), но даже и от учителей и директоров школ. 

В этой публикации мы расскажем вам историю о том, как русский учитель защищал чеченских детей в Москве в самый разгар массовой чеченофобии. 

НАЧАЛО КАТАСТРОФЫ

Ислам Магомадов переехал в Москву вместе с семьей в 2001 году. Спустя полтора года террористы взяли в заложники почти тысячу человек в театре на Дубровке. Кровавая трагедия унесла жизни 130 человек, еще 700 были ранены. Вся Москва, вся Россия, весь мир говорили о том, что чеченцы совершили бесчеловечное и жестокое преступление. Почти никого не волновало, что этот террористический акт совершили четыре десятка мерзавцев и отморозков. Виновниками в одночасье стали все полтора миллиона чеченцев. 

Захват заложников произошел во вторник 23 октября. В среду Ислам, как и тысячи московских школьников, остался дома. В четверг 25-го он все-таки отправился в школу. Ислам рассказывает, что этот день до сих пор остается для него худшим в жизни. Девятиклассник заметил, что отношение к нему изменилось, еще во дворе учебного заведения. Войдя внутрь здания, он сразу ощутил на себе множество косых взглядов, а знакомый мальчик громко закричал: «Осторожно! Террорист идет!» Кто-то начал смеяться, кто-то поддержал эти крики. Подростка окружили и начали толкать со всех сторон. Внезапно он почувствовал сильный удар в бок, из-за которого оказался на полу. Что было дальше, он помнит с трудом. 

«Кто-то вытащил меня из этого ада. Потом я оказался в кабинете директора. Она смотрела на меня, как на врага, и намекнула, что вокруг есть немало других школ. Но я все-таки до конца учебного года ходил в эту школу. Больше всего меня удивило и задело то, что никто из учителей меня не поддержал, хотя все знали о том, что произошло и происходило впоследствии», – рассказывает Ислам. 

К счастью, в Москве были и другие учителя. Среди них Элла Эдуардовна Кац – кандидат педагогических наук, заслуженный учитель РФ. Ее регалии, впрочем, в контексте данной статьи не так важны. Важно другое – она всегда оставалась гуманистом и понимала, что преступления нескольких человек не могут быть поводом преследования целого народа.

Журналист Эниса Бицоева в одном из своих интервью вспоминала о том, что после «Норд-Оста» мама не пускала ее в школу несколько дней. Она боялась идти на уроки, не зная, что ее ждет и как ее встретят в школе. Однако произошло все совсем не так, как она опасалась. «После первого урока мои одноклассницы стали подходить и обнимать меня. Спрашивали, все ли в порядке, нужна ли нам помощь», – рассказывает Эниса.

Две школы, два ребенка, но почему же они столкнулись со столь разным отношением к себе? Неужели в школе Ислама дети были такими озлобленными и жестокосердными? Нет, конечно. Это были точно такие же дети, как и в других школах. Вся разница в том, что в школе Энисы была замечательная и многоопытная Элла Эдуардовна Кац, которая родилась в эпоху сталинский репрессий. Она хорошо знала, каково это – столкнуться с несправедливостью и дискриминацией. 

Оказывается, что после теракта она собрала всю школу в актовом зале и провела с учениками и учителями воспитательную беседу. Она объяснила, что «Норд-Ост» – это общая трагедия. Элла Эдуардовна категорически запретила ущемлять трех чеченских детей, которые тогда учились в этой школе. И ее требованию все строго следовали.

«ОЦЕНИВАЙ ПО ПОСТУПКАМ, А НЕ ПО НАЦИОНАЛЬНОСТИ»

Сложно поверить, но педагогический стаж Эллы Эдуардовны составляет более 60 лет. Это человек, бесконечно любящий свою профессию, посвятивший свою жизнь воспитанию и обучению детей. Она всегда искренне любила и заботилась о своих учениках, стремилась привить любовь к языку и литературе самым маленьким ребятам. Она до сих пор не представляет себя вне школы и в отрыве от детей.

За годы работы в ее учениках побывали несколько тысяч человек. Один из ее учеников, предприниматель Сергей Илюшин вспоминает, что Элла Эдуардовна всегда удивляла их своей энергичностью, жизнерадостностью, добротой и отзывчивостью.

– В моем классе было два азербайджанца. Она всегда разъясняла нам, что все люди равны, что мы должны жить дружно со всеми народами. Наша первая учительница доносила до нас простую мысль, которую, к сожалению, не понимают миллионы взрослых, – не надо смотреть на цвет кожи, национальность или религию человека, смотрите на его поведение, слова и характер, – говорит С. Илюшин.

Коллеги Эллы Эдуардовны в один голос говорят о том, что она учила не только детей, но и учителей, среди которых она тоже пользуется огромным уважением. «К детям других национальностей она всегда относилась с особым вниманием. Помогала им, заботилась о том, чтобы они не чувствовали себя чужими, делала все возможное, чтобы они были частью большого и дружного коллектива. Она постоянно устраивала праздники национальной культуры, с танцами, песнями, сказками, сценками и национальными блюдами, чтобы дети познакомились с культурой ребят, с которыми они учатся. Это очень сближало детей, помогало им лучше понимать друг друга», – делится воспоминаниями бывшая коллега нашей героини Анна Петрова.

Ученица Эллы Эдуардовны Эниса Бицоева также добавила, что как-то учитель организовала концерт детского чеченского ансамбля. В годы, когда многие политики, телеканалы и пресса демонизировали чеченцев, она хотела всем показать, что чеченцы – самые обычные люди, а чеченские дети ничем не отличаются от других. Они точно так же любят петь, танцевать, играть, веселиться, учиться. В детстве ребенок должен заниматься именно этим, а не сталкиваться с большими проблемами взрослого мира. Элла Эдуардовна спасла детство многих ребят. 

Алихан ДИНАЕВ

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

 

<< < Октябрь 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31