Курсы валют USD/RUB 62.6851 EURO/RUB 72.5329

По дорогам войны

В феврале 2015 года Президент России В.В. Путин в Кремле вручил ветерану Великой Отечественной войны 93-летнему Вахе Гакаеву юбилейную медаль к 70-летию Победы над фашизмом. Это еще одна награда к тем орденам и медалям, что уже имеются на скромном пиджаке ветерана.

 

Несмотря на возраст, Ваха Ногаевич до сих пор прекрасно помнит, как колесил по дорогам войны. Когда началась Великая Отечественная война, ему было 19 лет и работал он шофером в объединении «Грознефть». Отсюда его призвали на трудовой фронт. Через месяц Ваху на несколько дней отправили в Грозный, где в это время формировалась кавалерийская дивизия для отправки на фронт. Уже на второй день он был направлен  в полк дивизии. На всю дивизию было две  полуторки, на которых возили продукты и дрова. Штабу дивизии как раз требовался шофер. Работать приходилось почти круглые сутки. Потом получили еще две машины ЗИС-5, водителем одной из которых стал Ваха. 

– У меня хотели забрать машину, но я самовольно выехал вместе с полком, в котором служил и Мовлади Висаитов. Полк был направлен в Краснодар, – вспоминает Гакаев. – По дороге мы несколько раз попадали под бомбежку, приходилось останавливаться и прятаться в окопах. В Крымске мне выдали автомат, но применить его не пришлось, потому что мы с боями стали отступать. Через некоторое время полк направили в Сталинград. На пути следования ночью нас стали бомбить. За моей машиной ехал на прицепе солдат Попов. На одной из переправ его машина оторвалась. Мне пришлось, маневрируя, спасать его, за что потом я получил награду. Вскоре на одном из больших перекрестков наши части разделились: одни свернули направо, а я вместе с десятью бойцами и помощником командира полка Скрипниковым поехал прямо – на Сталинград. На месте нашли свою часть. Здесь также находился 115-й полк кабардино-балкарской дивизии под командованием полковника Скорохода. Мы объединились с ними и отправились в местечко Цаган-Нур, рядом с которым было озеро, где на одном берегу находились мы, а на другом немцы. У них были новые машины ЗИС-5 и М-1. Мне дали задание добыть у немцев новую машину. В сопровождении двух лейтенантов – Коломийцева и Полуянова – мы отправились на хутор Эвдик, контролируемый врагами. Но закончить  операцию нам так и не удалось, потому что начался бой. 

Вернувшись в Цаган-Нур, солдаты стали готовиться к наступлению. А Вахе пришлось трое суток стоять в камышах и охранять свою машину. С 6 на 7 ноября 1942 года Гакаеву поручили везти бойцов на передовую, где сражался штрафбат. Солдатам было приказано перевязать головы бинтами, чтобы в рукопашном бою по ним определять своих. На передовой дивизионы сразу вступили в бой. По словам Гакаева, от грохота и стрельбы ничего не было слышно. Ваха помогал санитарам грузить в машину раненых бойцов, чтобы везти их в санбат. А утром дивизионы направились в Садовое, где в бою участвовали румынские войска. Гакаеву было приказано оберегать машину, чтобы она не попала под обстрел. 

Дальнейшее участие в войне Ваха продолжил в составе 61-го разведывательного дивизиона, сформированного на базе разгромленного 255-го отдельного полка, проявляя храбрость на дорогах войны, порой без сна, без отдыха перевозя солдат, раненых, продукты, боеприпасы. Рассказывает, однажды не спал несколько суток, ехать уже не мог, остановился вздремнуть. Проснулся – а мимо проносятся немецкие машины. Как его не увидели, до сих пор не понимает.

В 1943 году принимал участие в освобождении города Мозырь, за что был награжден медалью «За боевые заслуги». В первых числах мая 1944 года полк Гакаева был уже под Ковелем на Украине, где проходили  ожесточенные бои. Через некоторое время Ваху вызвал к себе комбат и сказал, что если он поменяет фамилию, имя и национальность, то сможет продолжить воевать. При этом была возможность попасть в формирующуюся национальную часть.

– Я был в батальоне один, но чеченцев, которые не хотели менять данные в документах, становилось все больше, – добавил Гакаев. – Я отказался и вместе с другими земляками попал на пересыльный пункт в Муром под Москвой. А когда набралось человек сто, нас отправили в город Буй Ярославской области на лесоповал. Оттуда я, как спецпереселенец, попал в Кинешму на Александровскую бумажную фабрику, которая находилась в 50 километрах от города. Начальник фабрики предложил мне работу шофера. Вскоре мой младший брат прислал мне вызов из Джамбульской области со станции Луговая. Но к родным мне удалось попасть  только в июне 1946 года.

Зинаида Федорова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

 

 

 

 

<< < Апрель 2015 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30