Курсы валют USD/RUB 67.7519 EURO/RUB 79.1749

Чеченский авлия, отрицавший насилие

В начале января наступает очередная годовщина ареста царскими властями Российской империи одного из самых значимых праведников чеченского народа Кунта-Хаджи Кишиева, глубоко почитаемого среди чеченцев и ингушей религиозного деятеля, суфийского шейха, последователя тариката кадирийа, основавший суфийское движение в Чечне в конце 50-х годов 19 века, продолжающее до сих пор функционировать в республике и за ее пределами.

 

Религиозно-политическая деятельность Кунта-Хаджи приходится на конец 50-х и начало 60-х годов 19 века. Об этом пишет официальный сайт Российского исламского университета им. Кунта-Хаджи Кишиева. Судя по официальным источникам царского периода, первые его проповеди, направленные против насилия и военных действий, состоялись в конце 50-х годов, еще при имаме Шамиле. Видя массовую гибель чеченцев, Кунта-Хаджи призывал соплеменников прекратить военное сопротивление царской власти, проповедовал терпение, милосердие, смирение, единство между верующими. Духовные наставления Кунта-Хаджи находили отклик в сердцах многих чеченцев, уставших от многолетней изнурительной Кавказской войны и испытавших все тяготы шамилевского сопротивления и газавата, призывавшего горцев к борьбе с царизмом до победного конца. 

Бедные слои населения все больше поддерживали Кунта-Хаджи, его сторонники, число которых заметно увеличилось во многих селах, совершали круговой бег с упоминанием Аллаха вслух – обряд, называемый громким зикром (джахрий), отличающийся от тихого зикра (хафий) последователей тариката накшбандийа. Имам Шамиль осуждает новое учение, поскольку по своему духу и практике оно находилось в противоречии с провозглашенным им газаватом против царской власти. По мнению царского офицера А.П.Ипполитова, ознакомившегося с учением Кунта-Хаджи, названного «учением зикр», имам Шамиль «боялся того влияния, которое проповедники, подобные Кунта-Хаджи, всегда имели на народ». Продолжая свою мысль, он подчеркивает, что «влияние – это нравственная сила, власть, а власти, кроме своей собственной, имам Шамиль не терпел никакой». 

Преследования имама Шамиля принудили Кунта-Хаджи отправиться в Мекку, где он провел примерно три года. Наместник Кавказа, главнокомандующий Кавказской армией великий князь Михаил Романов писал военному министру Российской Империи: «Возвратившись из путешествия в Мекку осенью 1861 года, Кунта-Хаджи начал свою проповедь и вскоре приобрел в Чечне значительное число последователей и особое уважение народа, считающего его святым». Как сообщает источник, «все его учение ограничивалось в то время изустным лишь чтением молитв, наставлениями не только безвредными, но и весьма нравственными, так что, в сущности, оно скорее могло принести пользу, нежели быть в каком-либо отношении опасным». К началу 1863 года число его сторонников значительно увеличилось, а к моменту его ареста общее их число составляло 5588 человек.

В Чечне сторонники продолжения войны не собирались примиряться с порядками, устанавливаемыми царской властью, участились убийства царских солдат и офицеров, как и при имаме Шамиле, были созданы наибства, назначены наибы округов и старшины населенных пунктов, а Кунта-Хаджи без его согласия провозглашен имамом. Таким образом была предпринята попытка превращения миролюбивого нравственного учения Кунта-Хаджи, отрицающего войну и насилие, в религиозно-политическое учение. На всей территории Чечни и Ингушетии (где также имелись последователи Кунта-Хаджи), противники царской власти, ставившие задачу построения шариатского государства, от его имени отдавали те или иные приказания, к которым он не имел никакого отношения.

Все это привело к тому, что Кунта-Хаджи 3 января 1864 года был арестован как основатель суфийского (зикристского) учения в Чечне и Ингушетии, отрицавшего насилие, проповедующего добро, духовно-нравственное совершенство, которое власти ошибочно принимали за организованное движение народного сопротивления. По прямому указанию царя Александра II он был отправлен в бессрочную ссылку под надзором полиции в г.Устюжну Новгородской губернии, ныне Вологодской области, где находился до весны 1867 года. Среди чеченцев бытует точка зрения, что ему удалось впоследствии переправиться в Турцию, куда были депортированы многие его последователи. 

Важной частью духовно-религиозной деятельности Кунта-Хаджи является его философское учение, представленное в арабографических текстах, изданных в Петровск-Порте (Махачкала) в начале XX века, Темирхан-Шуре (Буйнакск), а также в тексте, составленном со слов Кунта-Хаджи его личным секретарем Абуссаламом Тутгереевым.

Так, в арабографическом тексте «Тарджамат макалати аш-шейх Кунта» («Речи и высказывания Кунта-шейха»), изданном в 1911 году в Петровск-Порте, определены взаимоотношения между устазом и его учениками, высказываются мысли, порицающие ложь, безнравственные поступки, осуждается безразличие к людям. По мнению шейха Кунта-Хаджи, духовное возвышение человека достижимо только через сердечную любовь к Богу, а стало быть, и к человеку. Он призывал горцев к терпению, решительно осуждал насилие, войну. Ему принадлежит высказывание «Мюрид (ученик) должен носить четки, а не оружие».

Жизнь и учение чеченского суфия Кунта-Хаджи Кишиева – важнейшая часть истории и духовно-нравственной культуры чеченского народа. О нем существует много преданий, сложены «назмы» (религиозные песни), исполнение которых производит на верующего сильное эмоционально-психологическое воздействие. Изучение жизнедеятельности и наследия Кунта-Хаджи, а также памяти о нем не завершено, поскольку требует все еще значительных усилий историков, религиоведов и философов.

Имам ГУНОЕВ

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

 

<< < Декабрь 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 30 31