Курсы валют USD/RUB 61.5539 EURO/RUB 76.0868

Чеченский вояж Галины Сергеевны

Мечты непременно должны сбываться, как и хорошие сны. Я давно мечтала побывать в Грозном. Два месяца, изо дня в день, и каждый вечер, укладываясь спать, я представляла, как буду ходить по самому красивому городу Чечни.

 

Закрывала глаза и, засыпая, думала только об одном – я должна поехать в Чечню. И моя мечта сбылась. Не буду рассказывать, какие усилия мне пришлось приложить для исполнения этой мечты.

Самое главное, что до осуществления мечты оставалось несколько шагов – на руках было приглашение из Союза писателей ЧР, письмо из Министерства Чеченской республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации, которые грели душу.

И вот куплены билеты, я сообщила детям, что уезжаю в Чечню, уложила сумку, завела будильник и … разумеется, не спала всю ночь. Я давно никуда не выезжала, в последний раз была в Москве в 2013 году на церемонии «Писатель года». Переживала, как перенесу такой длительный перелет, и, как оказалось, зря. Самолет благополучно приземлился, гораздо тяжелее оказался переезд из аэропорта Домодедово в аэропорт Внуково.

Но и это я осилила. Долгое ожидание в аэропорту и, наконец, посадка в самолет, который доставит меня в Грозный. Но в душе было немного тревожно, все-таки чужая земля, хотя и часть России. Перед поездкой, еще у себя дома, встретилась с Саварбеком Терхоевым.

Саварбек – председатель правления местной мусульманской религиозной организации «Ихсан» в нашем городе. Удивительно интеллигентный и тактичный человек. Он меня уверил, что встретят меня в Чечне достойно и не менее достойно проводят обратно.

И вот…самолет чиркнул колесами по взлетной полосе, мягко покачивая крыльями, замедлил бег, … я машинально накинула на голову платок. Здравствуй, Грозный! Здравствуй, моя мечта!

В аэропорту растерялась. Время пять часов утра, номер в гостинице забронирован, но туда нужно еще добраться. Такси? Как-то внутренне сжалась. Потом успокоилась. Красть меня никто не станет. Кому нужна совсем немолодая женщина?

Около меня остановилась чеченка, улыбнулась.

– Вам куда?

И я в ответ подарила ей улыбку.

– В гостиницу.

Женщина махнула рукой.

– Пошли. Подвезем.

И я пошла. Как будто встретила свою старую знакомую, которая меня сейчас отвезет туда, куда я ей скажу. Меня усадили на место рядом с водителем, четыре женщины сели сзади и мы поехали.

Аэропорт находится недалеко от города, через пятнадцать минут мы были у гостиницы «Грозный». С сожалением расстаемся, меня просят непременно погостить в их семье. Я не могу ничего обещать, за меня все решала приглашающая сторона.

Позже я буду знать, что входит в мои планы. А пока, оказавшись в номере, радостно раскидываю руки. Я совершенно счастлива. Я еще не знаю, что меня ожидает в Грозном, но душа поет от радости и не желает жить здесь и сейчас по-иному.

Приглашение посетить Чечню было подписано Эдуардом Арбиевичем Мамакаевым. Это очень уважаемый человек, заместитель председателя Союза писателей Чеченской Республики, директор литературно-мемориального музея Арби Мамакаева. И еще он член Общественной палаты Чеченской Республики. 

Немного робею от необходимости звонка, чтобы сообщить, что я прилетела. В ответ приветливый голос советует не торопиться, за мной заедут в гостиницу.

Спускаюсь в холл, завтракаю в ресторане при гостинице. Эдуарда Арбиевича узнаю сразу. Улыбчивый седовласый человек, с удивительно добрыми глазами. Мы едем в Союз писателей Чечни. Красивый особняк, в окружении деревьев, выложенное плиткой крыльцо. Поднимаемся по ступенькам, и я замираю. Господи, спасибо тебе за исполнение моей мечты! Передо мной открываются двери, и я вхожу.

Немного завидую, наше отделение Союза писателей в Кемерово не столь красиво. Да что там красиво! Богаче! Знакомлюсь с обитателями этого роскошного дома. Меня представляют Председателю Союза писателей Чеченской республики.

Канта Ибрагимов – высокий красивый мужчина. Про таких говорят – породу видно сразу. Я про себя отмечаю это. Или я не женщина? Вслух своего восторга, разумеется, не высказываю. Это неприлично.

Скромно опускаю глаза, моя голова покрыта платком, на мне длинная юбка, как и положено. Эдуард Арбиевич постоянно рядом со мной. Мы едем в музей Ахмата Кадырова, первого Президента Чечни. А по пути мне показывают город. Мы проезжаем по чистым улицам, по проспекту Путина, мимо огромного сада цветов, мимо мечети потрясающей красоты, которая носит гордое название «Сердце Чечни».

Музей Ахмата Кадырова и Аллея славы повергают в трепет. Для всего чеченского народа это – священное место. Огромный зал, всюду портреты великих людей, и разумеется, отца и сына Кадыровых.

Мебель из кабинета Ахмата-Хаджи Кадырова, его портрет на стене, …кажется, что хозяин просто вышел на минуту и скоро вернется. И меня все время не покидало ощущение этого ожидания.

Потом общение со школьниками. Со стороны это обыкновенные школьники, как и миллионы российских детей. Радостно улыбающиеся, они уже знают, что я из далекой и снежной Сибири.

Поясняю, чтобы быть точнее, что я из Кузбасса. И добавляю – Тулеев. Знаете? Дети кивают. Они знают. Мы долго фотографируемся. Сначала сидя на скамейке, потом выискиваем место, чтобы не светило солнце в глаза.

Обещаю, что непременно моя статья будет в нашей газете, и я постараюсь, чтобы фото с ними было на первой полосе. Дети радуются, теперь все хотят сфотографироваться так, чтобы я стояла рядом.

Но школьников много, а я одна. Наконец, встаем, как должно. Фото готово. На всякий случай проверяем. Все отлично. Меня приглашают в гости к ним, в школу. Извиняюсь. Простите, милые, но у меня в этот раз не так много времени. Обещаю, что в другой раз непременно побываю. Про себя отмечаю, что еще не уехала, а уже собираюсь сюда снова. Ах, мечты! Но они должны сбываться, разве не так? И мечтать о будущем приезде я начинаю уже сейчас, хотя все еще нахожусь в Грозном.

На другой день очень важное мероприятие. Меня пригласили на заседание Общественной палаты Чеченской республики. Делегаты со всего Северного Кавказа. Все говорят на русском языке.

Тема серьезная – единение народов Кавказа. Простым языком, как нам обустроить нашу жизнь. Точнее, жизнь на Кавказе. Мне дают слово. Я не могу ничего посоветовать этим замечательным людям. Я просто поблагодарила всех присутствующих за теплый прием. Мне улыбаются, и откуда-то изнутри поднимается теплая волна. Хочется крикнуть – «Я люблю вас, люди!» Но я не делаю этого. Здесь не кричат.

А потом мы едем в дальнее село Надтеречное. Там находится музей в память чеченского писателя Арби Мамакаева. Дорога все время вверх, я это чувствую, давит на уши. Примечаю, что даже в горах каждый кусок земли, годный для земледелия, обработан, посеяны озимые. Люди сами кормят себя. Не ждут, что кто-то за них вспашет, посеет, а потом соберет урожай.

Мемориальный музей Арби Мамакаева занимает девять комнат. Экспонатов огромное количество. Отдельно комнаты боевой славы чеченского народа. Чеченцы тоже воевали в Великую Отечественную войну.

Эдуард Арбиевич говорит, что мемориальный музей от любого другого тем и отличается, что он должен создавать впечатление, что здесь еще живут хозяева, только они куда-то вышли и вот-вот вернутся.

Привожу дословно слова сына великого Арби. «Здесь, как в любом обитаемом доме проходит смена времен года, и день сменяет ночь. Одним словом, здесь все живет, дышит и говорит. Только надо уметь это слышать...»

И я не только видела, но и слышала. И даже спала в ту ночь на кровати, на которой когда-то много лет назад спал Арби Мамакаев. К слову сказать, что сон мой был глубоким и спокойным.

Вокруг дома, в котором находится музей, большой сад с разными фруктовыми деревьями. Их в свое время посадили именитые гости музея. И есть слива, которую весной 2004 года должен был посадить Ахмат-Хаджи Кадыров. 

Но 9 мая того же года на стадионе в Грозном случилась трагедия. Для всего чеченского народа в тот день опрокинулась земля. Даже время тогда остановилось, чтобы прислушаться к народной скорби. 

Через два дня, одиннадцатого мая, во дворе музея собралось много народа. Каждый из присутствующих, рассказывает Эдуард Арбиевич, подходил к саженцу, вкопанному прямо напротив входа в музей.

Люди гладили деревце, произносили над ним молитву, как делают это над головой осиротевшего ребенка. Присутствующие, во главе с кадием района, единодушно решили, что нужно оставить саженец на его первоначальном месте.

Это было символично. Деревце в свое время даст плоды – это одно из самых почитаемых в исламе видов подаяния – сaгla. Это вечный источник добра и милости, который человек может оставить после себя.

И этот саженец стал не простым деревцем, а завещанием покойного, что является священным для каждого мусульманина. Сейчас спустя годы саженец превратился в большое дерево и гордо носит на своем стволе табличку с именем Ахмата-Хаджи Кадырова.

Уезжать отсюда не хотелось. Но, как говорится, нас ждут великие дела. Хотя нет. Не так. Не великие дела. Ко мне в этот день должна была приехать моя дорогая, несравненная подруга – Тавус из Махачкалы.

Да, Махачкала – это Дагестан. Но это совсем рядом. Каких-то пара часов и долгожданная встреча состоится. И она состоялась. Радости нашей не было предела. Время пролетело быстро. А мне нужно было непременно появиться на юбилее композитора, гармониста Рамзана Паскаева.

Мы поехали вместе с Тавус. Правда, на само торжество не остались. Просто посидели в зале, сделали совместное фото. Подруге нужно уезжать и я вызвалась ее проводить. Потом пожалела. Нет, вовсе не о том, что поехала подругу проводить. Эдуард Арбиевич сказал, что был потрясающий концерт. Вздыхаю. Жаль, что не получилось. Как говорит русская поговорка – два горошка на ложке не всегда укладываются.

И я снова пожалела, что сразу купила обратные билеты. Я не смогла остаться на день матери, принять участие во встрече с детьми-инвалидами, которая должна была состояться в музее Ахмата Кадырова.

И она, конечно, состоялась, но… без меня. Хотя в Обществе инвалидов я побывала, где познакомилась с его руководителем, замечательной Рабу Андиевной. Красивая женщина, с красивыми глазами. Мы пили чай и беседовали.

А потом нашему отделению «Общества инвалидов» сделали подарок, выполненный руками девятилетней девочки-инвалида. Потрясающее панно, прекрасная работа, по которой не скажешь, что это сделал ребенок. И я снова пожалела, что у меня так мало времени.

Наступил день отъезда. Сердце ныло – не хотелось уезжать. Перед этим отправила домой большую посылку – Союз писателей Чечни подарил нашей чеченской диаспоре много детских книг. Дома я должна передать их чеченским детям. Часть книг и священный Коран для строящейся мечети в нашем городе я повезла с собой. И везла домой благодарственное письмо от министра Чеченской республики по делам молодежи, которое адресовано мне. Еще писатели Чечни преподнесли мне свои книги. И самая дорогая книга, в полном смысле этого слова, роскошное подарочное издание – «Возрождение духовно-нравственных ценностей чеченского общества».

Я читаю книги чеченских авторов, изданные на русском языке, вновь и вновь перечитываю стихотворения чеченского поэта Умара Яричева, все больше узнавая о далекой стороне, которая стала мне удивительно близкой.

И вспоминаю, как кто-то из школьников во время встречи в музее Ахмата Кадырова спросил меня, что я буду писать в своей статье. А я ответила, что скоро уеду из Грозного, но сердце мое останется в Чечне.

И дети дружно захлопали. Им понравились мои слова. Я уехала, …сердце мое, конечно, со мной. Но я считаю дни до весенних месяцев. Я снова собираюсь в Чечню. И поеду не с пустыми руками. Я непременно напишу книгу. О чем? Секрет я до конца не открою…

Галина ВЯЗОВЦЕВА

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

 

 

 

<< < Январь 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 27 28
29 30 31